English Телефон/факс:
7 (4852) 32-88-85
Печать

В ярославских колониях развивают производство

Ярославское управление Федеральной службы исполнения наказаний и областная торгово-промышленная палата заключили договор о сотрудничестве в сфере предпринимательской деятельности на территории местных исправительных колоний - производственные мощности в зонах серьезные, а загружены не полностью: мнение, что сидельцы за колючей проволокой ничего полезного для общества делать не могут, все еще сильно. При этом те бизнесмены, кого не смущает антураж зоны, давно это мнение опровергли.


В угличской колонии шьют 35 видов обуви, в том числе специализированной - для нефтяной и молочной промышленности

В угличской колонии шьют 35 видов обуви, в том числе специализированной - для нефтяной и молочной промышленности
Фото: Ирина Штольба/ РГ

Зона моды

Если спросить обычного законопослушного гражданина, не преступавшего закон и далекого от сферы права, какой работой заняты обитатели ИК, ответ будет примерно такой: наверное, шьют рукавицы. Между тем даже модницы сегодня нередко щеголяют в том, что сделано руками так называемого спецконтингента. Вот только знают об этом очень немногие.

…Угличская колония № 3 строгого режима. Ряды "колючки", строжайший пропускной режим, деревянная церковка напротив КПП и идеальный порядок на территории. Цех по изготовлению обуви из ПВХ можно унюхать за несколько метров. При входе невольно притормаживаешь у столов с готовой продукцией - уж слишком она неожиданна: яркие "резиновые" ботиночки в горошек, цветочек, крапинку, полосочку, клеточку, под камуфляж. Изящные женские и детские полусапожки, сапожки, мужские сапоги…

- Это делается здесь?! - округляем глаза. - А мы думали, такую красоту в магазины из-за границы привозят.

Заграничные "корни" в этой модной обувке отчасти действительно есть - но только в виде дорогого итальянского станка, установленного в цехе в 2011 году одной из московских компаний.

- С этим заказчиком мы начинали с малого: он привозил нам готовые литые калоши, а мы их утепляли и выполняли другую мелкую работу, потому что тогда считалось, что в колониях ничего хорошего делать не способны, - рассказывает главный инженер регионального управления ФСИН Марина Смирнова, 27 лет проработавшая в третьей колонии начальником производства. - Потом нам доверили работу посложнее, для чего привезли старый станок. Мы справились. Тогда заказчик приобрел для нас еще три станка, в том числе итальянский 12-позиционный стоимостью больше миллиона евро. Он же поставляет нам материалы, а мы изготавливаем продукцию, закладывая туда свои расходы на зарплату, электричество, тепло и прочее. Получается выгодно и заказчику, и нам. Потому что мы трудоустраиваем осужденных, учим их разным специальностям, которые могут им пригодиться после выхода на свободу. С учетом того что 75 процентов зарплаты осужденных идут на выплаты по приговорам суда, они зарабатывают очень неплохо - по 6-7 тысяч рублей в месяц.

За станок не страшно

Станок карусельного типа, как зубчатое колесо, топорщится двенадцатью парами алюминиевых обувных колодок всех размеров - пресс-формами. Рядом лежат какие-то разноцветные тряпочки. Через минуту понимаем, что "тряпочки" достойны самого глубокого уважения: от них зависит цвет будущего сапога - они просто будут "просвечивать" сквозь прозрачные голенища. Тряпочка называется тканевым чулком и натягивается на пресс-форму. Эти чулки, кстати, тоже делают заключенные: они режут привозимую тканевую "трубку" на отрезки и прошивают их с одной стороны - это будет ступня.

Одетые в чулки пресс-формы подъезжают к системе инжекторов, где предварительно просушенные гранулы ПВХ уже расплавились в тягучую прозрачную массу, и начинается самый ответственный процесс: один инжектор формирует из этой массы голенище (заливает), второй - ступню. Никакого клея - тканевый чулок просто обволакивается со всех сторон пластичным полимером. Пока станок делает круг, сапог успевает остыть и затвердеть. Снять его с пресс-формы, кстати, не такая уж простая задача - говорят, с непривычки руки можно стереть до крови. Но пара мужчин в темно-серых робах справляется с задачей без проблем - практика большая. Торчащие сверху остатки чулка отрезаются, сапоги проходят контроль качества и упаковываются в соответствии с размером и цветом. Все - дальше на прилавок.

Кроме сапог из ПВХ, в народе по старинке именуемых резиновыми, здесь же делают кеды и кроссовки, стильные разноцветные слипоны, балетки, сапоги-дутыши - всего 35 видов обуви, в том числе специализированной: например, для нефтяной или молочной промышленности.

Рыбинская колония по договору с местным предприятием производит рамы и комплектующие для снегоходов.

- Заказчику нравится с нами работать, - продолжает Марина Смирнова. - Он понял, что в колонии сделают не хуже, чем на обычной фабрике, где часто работают гастарбайтеры. За сохранность оборудования он не боится. Оно сложное, требует настройки режимов, с ним иметь дело непросто, но наши осужденные обучились, работают. У нас ведь в каждой колонии есть свое профтехучилище, поэтому квалификация работников довольно высокая. Многие сидят в ИК подолгу, опыта набираются большого. К тому же все они работают добровольно, никого из-под палки в цех не загоняют, как было раньше, а значит, они сами заинтересованы в результате.

Не все пропащие

В ИК № 3 режим строгий. Но в производственных цехах от этого хочется абстрагироваться: тут есть только работники с именными нашивками на робах. И из-под их рук выходят не только изящные сапожки, но и рабочие комбинезоны, костюмы, куртки, плащи, спасательные жилеты, рюкзаки. А в соседнем мебельном цехе - кровати, тумбочки, столы, шкафы, кухонные гарнитуры, детская мебель и много-много чего еще.

Бригадир мебельщиков Станислав, попавший в зону за хранение наркотиков, рассказал, что владелец оборудования присылает ламинированную ДВП и чертежи, по которым они и работают. Цех легко перерабатывает в месяц тысячу "квадратов" ДВП. Бывает, что заказы через сайт УФСИН делают частные лица, тогда чертежи выполняются прямо здесь, в цехе.

- Есть люди по-настоящему творческие - так красиво нарисуют, сделают, как удобнее, практичнее, функциональнее, что только удивляешься, - признается главный инженер Смирнова. - Хочется надеяться, что освоенные в колонии профессии помогут им потом адаптироваться на свободе. Не все же они пропащие. Когда наш "выпускник" находит себя в жизни - это просто бальзам на душу, самая большая радость.

Приобрести в зоне ту профессию, которая сегодня востребована по другую сторону колючего забора, - более чем реально. Чего в пяти ярославских ИК сегодня только не делают: гофрокартон, профнастил, мебель, маскировочные радиопоглощающие комплекты для минобороны, тару для авиадвигателей, коптильни, мангалы, печки, металлические двери, остановочные павильоны, теплицы, пластиковые окна и даже тротуарную плитку. Сразу на 30 миллионов рублей заключен договор с давним партнером УФСИН - одной из местных швейных фабрик. В ИК № 8, например, стоят больше трехсот швейных машинок - настоящий фабричный филиал. А двенадцатая рыбинская колония уже одиннадцать лет по договору с местным предприятием производит рамы и комплектующие для снегоходов.

Впрочем, пенитенциарную отрасль машиностроения в регионе, судя по всему, точно ждет развитие.

- Многие машиностроительные заводы издалека везут детали, которые мы спокойно можем делать у себя, - уверена Марина Смирнова. - Поэтому после подписания соглашения с ЯрТПП прошло совещание по машиностроению. Присутствовали руководители всех крупных профильных предприятий области. Заинтересованность появилась, обменялись визитками, уже были звонки…

В Ярославском УФСИН признают, что сейчас трудоустроены всего около четверти всех сидельцев местных колоний. То есть кадровый резерв очень приличный.


Прямая речь

Наталья Рогоцкая, вице-президент ЯрТПП:
- Бизнес может рассматривать площадки ФСИН для размещения заказов в сфере субконтрактации. Поскольку мы одни из инициаторов и проводников работы по развитию межобластной кооперации и субконтрактации, то исключать пенитенциарные учреждения из этой цепочки нельзя: если есть производственные мощности, которые можно загружать с приемлемыми для бизнеса ценой и качеством, то их надо использовать обязательно. Бизнес и раньше сотрудничал с ИК, но информации о производственных мощностях учреждений системы исполнения наказаний все же было недостаточно, поэтому один из пунктов заключенного между ЯрТПП и региональным УФСИН соглашения - информирование предприятий о данном направлении. Времени прошло немного, и говорить о миллиардных заказах мы, конечно, пока не можем, но до бизнеса мы информацию доводим, и интерес к производственным мощностям учреждений ФСИН - существенный.

Российская газета