English Телефон/факс:
7 (4852) 32-88-85
Печать

Патриотизм с китайским разрезом

Многие процессы, происходящие в общественном сознании Китая, остаются практически неизвестными у нас. Между тем они важны для понимания умонастроений самых различных слоёв китайского общества. И для осознания, какие перспективы у наших отношений с китайским драконом.

Национальная гордость
Следует подчеркнуть, что подавляющему большинству китайцев независимо от возраста, образования и воспитания присуще обострённое чувство собственного достоинства. Это обусловлено историческими причинами. До середины XIX в. Китай был великой империей с богатейшей, древнейшей культурой, которая распространяла своё политическое и духовное влияние на многие сопредельные страны и районы. В результате опиумных войн и последовавших за ними событий Китай фактически попадает в зависимость вначале от западных держав, а затем и Японии. По выражению Мао Цзэдуна, он становится полуколонией и перестаёт играть самостоятельную роль в мировом сообществе.
Только с приходом к власти коммунистов Китай действительно становится субъектом международной политики, китайская нация обретает чувство самоуважения. По-видимому, именно этим обстоятельством объясняется тот факт, что многие китайцы, в том числе молодые, живущие в современном Китае, положительно оценивают деятельность Мао Цзэдуна, несмотря на развязанную им «культурную революцию».
Граждане Китая могут не одобрять те или иные действия китайских властей, в том числе центральных, им может не нравиться тот или иной коммунистический политический деятель, но когда речь заходит о вопросах, затрагивающих национальные интересы, то здесь практически возникает полное единодушие.


Подобные умонастроения стали более распространёнными и глубокими особенно в последние годы в результате громадных достижений страны в области экономики и культуры. Подавляющее большинство китайцев ныне объединяет чувство гордости за свою страну, патриотизм. Последний иногда граничит с радикальным, воинствующим национализмом.

Чему говорят «нет»
Несколько лет назад на прилавках китайских книжных магазинов появилась книга, которая сразу же стала бестселлером. Она выдержала несколько изданий. Книгой зачитывались, её обсуждали всюду – в университетах, учреждениях, в поездах и дома. Она имела несколько претенциозное название – «Китай может сказать «нет» с подзаголовком – «Политический и эмоциональный выбор, стоящий перед нами в период после окончания холодной войны».


Авторами книги были пять молодых людей в возрасте приблизительно тридцати–тридцати с небольшим лет – журналист, преподаватель университета, поэт и ещё двое – люди свободных профессий. Они откровенно признавались, что не являются специалистами по международным отношениям, что их книга – своеобразный эмоциональный отклик на события в мире. Но при этом подчёркивали, что их позиция отражает умонастроения, чувства, бытующие в народе.


Общий смысл книги заключён в нескольких фразах предисловия, вынесенных на обложку.
Китай говорит «нет», но не для противодействия кому-либо, а в целях более равноправного диалога.
Америка не может руководить никем, она может руководить только собой.
Япония также не может руководить никем. Иногда она даже собой не может руководить.
Китай также не думает кем-либо руководить. Китай думает только о том, как руководить собой.


В книге предлагалось семь пунктов развития китайского общества.
Первый. Китай должен твёрдо следовать по социалистическому пути, дать отпор давлению Запада, разрушить его надежды на широкую эволюцию его общественного строя в капиталистический. «Если мы сможем продержаться 10–15 лет, – писали авторы, – в мире произойдут благоприятные для нашей страны крупные изменения, произойдёт новый подъём международного социалистического движения».


Второй. Необходимо заранее подготовиться к изменениям в финансовой сфере, чтобы предохранить себя от «краха американского доллара» и ударов мирового финансового кризиса.


Третий. Китайская экономика не должна развиваться сверхбыстрыми темпами, ежегодный рост на 8 процентов вполне достаточен. Успешное решение нами социально-экономических вопросов не позволит Западу использовать их в своих интересах.


Четвёртый. Наша внешняя политика должна быть гибкой и искусной. В международных вопросах следует отстаивать справедливость, политике гегемонизма и грубой силы, проводимой США и другими западными государствами, следует с полным сознанием своей правоты говорить «нет».


Пятый. При проведении политики открытости необходимо стремиться захватить инициативу, руководствоваться собственными интересами. Необходимо использовать стремление западных государств «открыть китайский рынок» для получения иностранного капитала и техники, чтобы тем самым развивать и укреплять нашу экономику.


Шестой. При проведении политики открытости следует изо всех сил защищать национальную промышленность. Необходимо быть бдительными, чтобы те, кто питается «компрадорской едой», не завели нас на ложный путь.


Седьмой. Необходимо развивать высокотехнологичное производство на государственных предприятиях, поддерживать и укреплять их, чтобы они могли выпускать продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке.
Эти идеи отразили целый пласт общественных настроений, которые были всегда широко распространены в Китае. Это был своего рода манифест националистически настроенной части китайской молодёжи, китаецентристски ориентированного общественного сознания.


Не испытывая радости
Умонастроения китайской молодёжи, отражённые в книге, не исчезли с течением времени. Они продолжали существовать и вновь вышли на поверхность общественной жизни в книге «Китай не испытывает радости», появившейся в марте 2009 г. и выдержавшей за два месяца пять изданий.
Авторами статей, так же как и в первом случае, явились пять человек. Среди них публицист Ван Сяодун, о котором в аннотации сказано, что главная тема его очерков – «борьба с расизмом» (иными словами – с западным шовинизмом), и один из авторов книги «Китай может сказать «нет» Сун Цян.
У этой книги подзаголовок звучит так: «Великая эпоха, великая цель, внутренняя озабоченность и внешние беды». Судя по содержанию книги, у её авторов широкий круг знакомств в кругах китайской интеллигенции, среди находящихся в Пекине западных журналистов и дипломатов.
По сути, в книге речь идёт о будущем страны, о месте и роли Китая в мировом сообществе в XXI веке. И вот какая программа действий предлагается. Китай должен стать «героическим государством, обладающим дальновидной стратегией».
«Управление торговлей (авторы используют образное выражение «держа в руках меч торговли») должно идти вперёд победоносной дорогой великого государства».
«Народно-освободительная армия должна действовать в соответствии с главными интересами Китая».
«Только рост производства есть основа развития государства».
«Уяснить для себя скрытые пружины ставок, которые делает Запад в дипломатии».
Следует «смело ликвидировать в международном сообществе бесчеловечность, насаждать честность и на пути сильного государства освобождаться от моральной деградации».
«В различных сферах современного общества необходимо устранять «культурные пустоты». Если этого не будет сделано, мы окажемся не в состоянии правильно оценивать политическую и экономическую реальность, будет невозможно осуществлять великие цели».


Особенность книги – антиамериканизм, критика различных сторон жизни американского общества и западного общества вообще. Ван Сяодун, например, прямо пишет, что США не так сильны, как считают многие китайцы, нынешний финансовый кризис показал, что американское общество прогнило сверху донизу. Что в вопросах расы «белые считают нас (китайцев) самыми большими врагами». Он объясняет расизм Запада, прежде всего США, по отношению к китайцам тем, что другие расы и нации – индийцы, уроженцы Юго-Восточной Азии, представители чёрной расы – ближе им, чем китайцы, поскольку их собственная культура более отсталая и их язык и культуру легче вестернизировать, чем китайскую. Но китайцам следует благодарить американцев за их расизм, поскольку именно благодаря ему китайская нация продолжает существовать – «раз вы не хотите нас, выталкиваете нас, мы будем отстаивать свою культуру. Недоброжелательное отношение к представителям жёлтой расы, в особенности к китайцам, было всегда, оно сохраняется и до сих пор. У китайских учёных, обучающихся в США, нет возможностей для роста, трудно найти работу, поэтому многие из них возвращаются на Родину».

Об СССР и России
Следует подчеркнуть, что симпатии авторов книги «Китай не испытывает радости» – на стороне Советского Союза и России. Это проявляется и в оценке российско-грузинского конфликта, где они поддерживают позицию России, и в ностальгии по могущественному Советскому Союзу, который успешно противостоял США, и в одобрении внешней политики Путина, которая, по их мнению, направлена на отстаивание национальных интересов. Они пишут об изменении настроений нынешней российской молодёжи; если молодых людей периода распада Советского Союза называли «поколением пепси-колы», а поколение середины 90-х гг. можно назвать «потерянным», то в последние годы, по их словам, молодые люди России вновь обрели уверенность в своих силах.


Размышления Сун Цяна по поводу Советского Союза и России заслуживают того, чтобы их привести целиком:
«Нынешняя психологическая реальность заключается в том, что в России случилась историческая трагедия. Теперешнее молодое поколение России не знает, что в её истории существовал Советский Союз, великая Красная армия и великая космическая программа, всё, что касается славы великого государства, уже выброшено из учебников и базовых книг.


Что же у них ещё осталось в голове о нескольких десятилетиях существования Советского Союза? Полная беспросветность, проклятая история – более фашистская, чем сам фашизм, народ, живущий жизнью, подобной скотской. Советский Союз – это не нечто, что нельзя потрогать, его прекрасное сохранено в книгах и музыкальных произведениях, но сами его реалии уже не существуют… Память уже стирают. Ленинград переименован в Санкт-Петербург, все следы бесследно исчезают, разве это не трагедия всей нации? История Советского Союза описывается как сплошные чёрные замыслы, наполненные гнусными и кровавыми дворцовыми тайнами. Это погоня за сенсацией, а не правильный подход к истории человеческой цивилизации…


У меня нет больших прав оправдывать историю Советского Союза, однако если брать в качестве примера его полный крах, то мы стали очевидцами удивительного процесса замены одного господствовавшего описания истории другим. Уничтожение истории, изменение памяти, исправление общепризнанных вещей – именно так происходит изменение господствовавшего ранее описания. Но разве история так поверхностна? Я не верю…»

Быть лидером
В книге постоянно подчёркивается, что путь к превращению Китая в лидера мирового сообщества лежит через развитие современных отраслей промышленности и укрепление обороноспособности страны. «Мы не должны дарить накопленные тяжёлым трудом запасы валюты почти в два триллиона долларов американцам. Мы должны использовать их для улучшения жизни народа, а также для производства самолётов, осуществления космической программы, строительства ядерных подводных лодок, ракет и авианосцев».


«Финансовый капитал в своей сущности является эксплуатацией и обманом», а в мире есть очень много людей, которые занимаются полезным трудом, обрабатывают землю, строят дома, прокладывают дороги, занимаются научными исследованиями, преподают, снимают фильмы, открывают рестораны. Они вносят бóльший вклад в развитие человечества, чем «бойцы финансового фронта», однако последние имеют лучшие материальные условия, что «по сути, является свидетельством разложения общества». В здоровом обществе самые лучшие материальные условия должны прежде всего иметь учёные, инженеры, люди, защищающие Родину, предприниматели, занимающиеся производством, а после них выдающиеся ремесленники, агрономы, учителя, повара, а также знаменитые артисты, спортсмены, писатели, редакторы, журналисты…


У Китая есть две великие цели, пишет Ван Сяодун. Первая состоит в том, чтобы в мире устранить насилие и установить спокойствие. Вторая – управлять бóльшим количеством ресурсов, чем сегодня есть у Китая. Нахождение мировых ресурсов в руках китайцев обеспечит хорошее управление ими и использование их, убеждены авторы.


И далее следует весьма примечательный вывод: мы должны руководить этим миром. «С точки зрения истории человеческой цивилизации мы обладаем самыми большими правами, чтобы руководить этим миром, а Запад, люди Запада должны отойти на второе место. Я признаю величие западной цивилизации, однако с точки зрения истории всего человечества у Китая больше прав, чем у них, руководить».

Торговать, держа меч в руках
А Ван Сяодун идёт ещё дальше. Он не согласен с мнением тех, кто считает, что Китай должен служить примером для всего мира. «Это слишком маленькая цель, – заявляет он, – мы должны по-настоящему управлять и руководить миром».


В статье под названием «Народно-освободительная армия (НОАК) должна идти вслед за центральными интересами Китая» утверждается, что силы НОАК так или иначе должны присутствовать там, где есть базовые экономические интересы Китая. И далее откровенное признание: «Когда речь пойдёт о возможности голода для 1 миллиарда 300 миллионов человек, то следует забыть о высоких моральных принципах. Право Китая на руководство подкреплено всей историей Китая». «Держа в руках меч, осуществлять торговлю» – это наилучшая политика. Мы должны вести торговое, а не военное соревнование. Но, когда мы ведём торговое соревнование, у нас в руках всегда должен быть меч. Мы должны дружить со всем миром, но блюсти свои интересы».


Ван Сяодун доводит эти идеи до логического завершения: «Китай, конечно, должен управлять в мире бóльшими территориями, ресурсами. Я не говорю о присоединении территории, а указываю лишь на руководство и управление. Я верю, что мы сможем лучше управлять, чем американцы и другие западные люди».


Отвечая на вопрос, поставленный в заголовке книги, что движет её авторами – обострённое чувство национального достоинства или радикальный (воинствующий) национализм, можно сказать: и то, и другое. Причём если первое можно как-то понять и оправдать, то второй не может не настораживать. Ибо если допустить даже гипотетическую возможность практического осуществления рекомендаций того же Ван Сяодуна, то следом надо говорить о возможности серьёзной опасности для всего международного сообщества, но прежде всего для соседей Китая, к каковым принадлежит Россия.

Владилен Буров, доктор философских наук
lgz.ru

Содержание ДВЯ N1/2 за 2011 год